Ксения Рождественская о Сюзан Сарандон в семейной драме об эвтаназии

В прокат выходит «Черный дрозд» Роджера Мишелла — американский ремейк фильма классика датского кино Билле Аугуста «Тихое сердце». Фильм больше похож на театральную постановку, чем на кино, но игра Сюзан Сарандон оправдывает и банальность сюжета, и посредственную режиссуру

Об этом сообщает PRO Компромат


Лили ещё может сама за собой ухаживать, хотя ей уже непросто подниматься по лестнице или надевать халат. Она прожила прекрасную жизнь и вот теперь собирает большую семью на Рождество, чтобы объявить о своём решении умереть. Её дочери не в ладах друг с другом: старшая, Дженнифер, слишком правильная, младшая, Анна,— заблудшая овца. Дочери приезжают с семьями: у Дженнифер скучный муж и дерганый сын-подросток, у Анны — жена, с которой они то расстаются, то снова сходятся. Ещё появляется лучшая подруга Лили, Элизабет. За праздничным столом будут и ссоры, и откровения, и косячок, и рэп. Вот только Рождество не совсем Рождество и семейный праздник не вполне праздник: у Лили боковой амиотрофический склероз, мышцы постепенно отказывают. Пока Лили ещё способна получать удовольствие от жизни, она проведет прекрасный уикенд с родными, а на следующий день нежный, все понимающий муж даст ей смертельную дозу лекарства.

«Черный дрозд» — американский ремейк датской драмы 2014 года «Тихое сердце» Билле Аугуста, настоящий семейный хоррор — в том смысле, что когда большая семья собирается за одним столом, это всегда страшновато, даже если речь не идёт об эвтаназии. Стерильность дизайнерских интерьеров, мягкий, хоть и мрачноватый юмор, внятное деление фильма на три акта, наконец, блистательные актрисы — Сюзан Сарандон в роли смертельно больной Лили, Кейт Уинслет в роли старшей дочери, Миа Васиковска в роли младшей,— из-за всего этого «Черный дрозд» выглядит как театральная постановка, в которой все деньги ушли на актёров и декорации. Штампованные персонажи — старшая сестра — синий чулок, муж-тюфяк, проблемная младшая сестра, верная подруга — собираются лишь для того, чтобы пройти каждый свою арку, вляпаться в неожиданный поворот сюжета, пережить катарсис и разъехаться, печально и светло оглядываясь на дом Лили.

Роджер Мишелл, британский режиссёр, родившийся в ЮАР, умеет снимать больших актёров в очень аккуратных, чтобы не сказать осторожных фильмах. Неуверенная романтическая комедия «Ноттинг-Хилл» (1999) привлекала зрителей именами Джулии Робертс и Хью Гранта, экзистенциальный недотриллер «В чужом ряду» (2002) сталкивал Бена Аффлека и Сэмюэла Л. Джексона. «Черный дрозд» тоже держится только на актёрских работах.

Безусловная удача фильма — Кейт Уинслет в роли старшей дочери. Её Дженнифер нужно, чтобы всё всегда было «как положено», она хочет все контролировать и совершенно не просчитывает реакции других людей. Например, привозит умирающей матери подарок на Рождество, «как положено», упакованный в красивую оберточную бумагу. Лили, у которой одна рука уже не действует, долго и мучительно эту обертку сдирает. Но Уинслет играет не контрол-фрика и не железную леди, а неуклюжую, не очень счастливую тетку, которой на самом деле нужен не контроль, а кто-нибудь, кто просто взял бы всю ответственность на себя.

Главный магнит фильма — разумеется, Сарандон, ироничная, все повидавшая, великая. Двадцать с лишним лет назад в сериале «Друзья» она появлялась в эпизодической роли знаменитой сериальной актрисы и делилась своими секретами с молодым актёром: «Когда входишь в комнату, смотри так, как будто все, что в ней есть, принадлежит тебе,— и она презрительно оглядывала декорации.— Ты — хозяин этой комнаты». Лили в исполнении Сарандон так себя и ведет: она — хозяйка этой семьи, этого дизайнерского интерьера, этого тихого мужа, этого прекрасного пейзажа, этих глуповатых дочерей. Наконец, этой смерти. Сарандон терпеливо играет хорошую жену, прекрасную подругу и великодушную мать, но иногда даёт зрителю понять, насколько её героиня устала от всего этого. Не от физической немощи, а от всех этих семейных обязанностей, застольных удовольствий, вечерних игр, бессмысленных откровений, необходимости все придумывать и продумывать.

Но, похоже, эти обертона — заслуга актрис, а не сценариста или режиссёра. За сценарий «Тихого сердца» датчанин Кристиан Торп получил главную датскую кинопремию «Бодиль», но его герои как будто специально придуманы на курсах по созданию персонажей, а эпизоды собраны из разных студенческих зарисовок по принципу «что-то смешное должно следовать за чем-то трагическим». Датский оригинал оскароносца и двукратного каннского победителя Билле Аугуста тоже казался декорацией для актёрских дуэлей, а в американском варианте и вовсе не осталось ничего, кроме актёрской игры.

Но, собственно, этого вполне достаточно. Сюзан Сарандон может просто сидеть, попивать винцо, и зрителю не будет скучно полтора часа смотреть ей в глаза. Потому что все, что есть на экране, принадлежит ей. Нестыковки сюжета, предсказуемые диалоги, плоские персонажи — Сарандон собрала их всех, чтобы сделать все это живым.

В прокате с 22 октября


Источник: “https://www.kommersant.ru/doc/4521335”

Поделитесь, и будет Вам счастье!

ТОП 24

Copyright © 2008-2020. 51 канал Николаев - Новости Аналитика Соцопросы

Данный сайт работает как социальный блог, открытая социальная площадка где каждый может опубликовать свои материалы, многие материалы приходят на почту и публикуются администрацией сайта после модерации. В связи с эти возможны некорректное отображение источника текста или графики, если Ваши авторские права или права на торговую марку (товарный знак) нарушены, просим извинения, указывайте о данных нарушениях нам на почту E-mail: [email protected] и мы немедленно исправим это недоразумение. Спасибо.

Scroll to Top